yukiro: (Default)
у меня так и не нашлось слов. в смысле воспоминаний - много, а рассказывать о них, по причинам, не связанным с Дымкиной смертью (или связанным?) я не могу.

Доживи до рассвета,
Доплачь и допой;
Докури сигарету —
Я рядом с тобой.

Пусть тебе не увидеть
Ни крыльев, ни глаз —
Кто посмел бы предвидеть
Легенды о нас?

Ты не помнишь ни слова
Прощальных стихов.
До свиданья, мне снова
Не спустят грехов —

А потом, часом позже
Только солнце взойдет,
Но ничем не поможет
И с ума не сведет.

Доживи до рассвета,
Допой и доплачь.
Это просто луч света —
Наш приятель палач.


…Черный Ветер развевает плащ. Огонь идет по степи. Через кочевой стан напролом мчится, спасаясь от огня, обезумевший табун...
Огромный, не по росту, лук звенит в тонких руках. Падает закованный в железо воин...
Пылает костер на городской площади, а под стенами жалобно ржет конь…
Входит бродяга в драном плаще, и скрипит столетья не открывавшаяся дверь...

у нас было много прошлого. очень много. башни Тарка и степи Тиггера, и Озеро Молчания, и еще, и еще... у нас были трассы, походы, Арбат, Карельский перешеек. у нас были волшебные вещи. и это все, на самом деле, никуда не исчезло.
я просто плохо умею помнить. когда оно проживется - я напишу.


56.08 КБ
yukiro: (Default)
выглядит оно теперь так:
http://zhurnal.lib.ru/editors/k/kulakow_j/legend.shtml

осень настала. время пожинать камни.
тьфу. то есть мы еще раз смотрим оформление и я рассылаю этот текст куда советовали. кстати, кто еще куда посоветует?
yukiro: (Default)
я закончил. я эту повесть совсем закончил. я не буду больше вносить в нее правок. теперь уже - дело корректора. вот счаз великий Дракон Уянц еще чуть-чуть половит блох, и сяду рассылать случайным образом.

речь про Ледженд. будь он неладен.

народ, может ли название на обложке книги быть написано в дополнительных кавычках? или я совсем тогось?

урра!

большое спасибо - кому по факту, кому заранее.

всем, кто помог мне с эпиграфами и стихотворными цитатами.
Яндексу, в котором находится если не все, то многое.
Ши за грядущий синопсис.
Аоно отдельно за фактологию от конкретной подводной лодки.
Уянцу за терпеливое выношение моего бреда в течение года, за редакторскую и корректорскую работу.
музею МПС в Питере по адресу Садовая, 50 - за уточнение моих представлений о географии.
Лехе "Чудному", стопщику и дальнобойщику, за напоминание об Усть-Куте и смысле термина "Легенда".
всем, кто сочувствовал и кого просто вштырило...

работы продолжаются.
yukiro: (Default)
здесь было тихо всегда, независимо от числа посетителей. дурным тоном было говорить громко и слышать чужие разговоры. за это могли и убить. могли и прямо здесь. в конце концов, должен же быть клуб и у профессионалов.
сюда Жнец приходил в одиночку. он вполне мог справиться в одиночку практически с любой ситуацией, но положение обязывало таскать за собой свору помощников и прочих положенных спутников. более того, здесь Жнец не был даже чем-то особенно выдающимся - специалисты такого класса информированы хорошо. вне зависимости от специальностей. убийца это так, частный случай. может быть, пройдет не слишком много лет, и эти люди станут пережитками прошлого. может быть, еще немного лет, и эти люди начнут править миром. Жнецу бы не хотелось ни того, ни другого, и все, что от него зависит, он делал.
а еще он пил тут чай. не кофе из вежливости, не статусные напитки по необходимости, а обыкновенный сенча без наворотов и без всего. а перед этим ужинал мясом безо всего.
если бы Жнеца спросили, что действительно важного он сделал в своей жизни, этот кабак он назвал бы вторым или первым деянием.

погрузился в созерцание над чашкой чая и, кажется, даже задремал. очнулся не от тревоги и не от эффекта присутствия. а от удара пивной кружки о собственный стол.
- Кон-ни-ттиива, - старательно выговорил Эйно Хоннат, - мне не хотелось тебя беспокоить... но кажется, это может быть важно не только для тебя и партнерских организаций.
Жнец коротко и вежливо кивнул. что изменилось, обстоятельства или Хоннат, выяснится потом. если будет важным.
- у тебя ко мне дело?
- если личные вопросы - дело...

в привычном им мире такого вообще не могло происходить. посредник и координатор всего Питера Жнец принял бы капитана "Демонов" по имени Ангел Ночи - рано или поздно, так или иначе. а здесь даже кружка пива является неприкрытой демонстрацией о намерениях.
- хорошо. ск-кашши мне пож-шалуйста, Хияма Гинтю, а где теперь Клинки Поражения, Лёд и Пепел?
чаем Жнец не подавился и в лице изменился не слишком.
- Не ожидал, что с меня начнут спрашивать за это... - медленно проговорил Жнец.
- Начнут, вероятно, - лучезарно улыбнулся ему Эйно Хоннат, военный консультант и офицер чего-то еще, - но я пытаюсь удовлетворить любопытство. хотя бы собственное.
- Ты работаешь...
- Только на себя, как обычно, Жнец.
- Тогда откуда ты знаешь о Клинках Поражения?
- А в чем дело?

Провокация. И заранее простроенный диалог. Хоннат - человек очень себе на уме. незаявленный игрок неясного статуса и принадлежности - вот чего не хватало ко всем простым радостям Жнеца.
- дело, видишь ли, в том, что вряд ли об этом знает, например, императорская фамилия.
- ах-ха. кажется, я не ошибся. видишь ли, я не императорская фамилия. для твоего спокойствия я могу ни с кем не делиться этой информацией. а тебя все равно спросят либо те, кого ты представляешь, либо конкурирующая фирма. я понял так, что они имеют смысл только в паре.
- по отдельности это два меча, тут ты информирован верно.
- тогда, если ты опасаешься сказать мне лишнее, я изложу факты и мои умозаключения по этому поводу. хорошо?
- ну хорошо. слушаю.
- итак. я не знаю, к какой войне могут относиться мечи с таким именем в Японии, но по всей видимости, как какой-то династийной тайне. в комплекте они содержат некую, возможно, уже неактуальную, но в любом случае ценную исторически информацию. возможно, они являются еще и символом. официально о них, как я понял, никому и ничего не известно, они пропали столетия назад. эти самые столетия их, надо полагать, хранили люди с фамилией Кураюки. и не знаешь ли ты, для кого?
- Хоннат. бывало, убивают и за меньшее. откуда ты это знаешь?
- я половину вычислил. вторую мне сказал Кураюки Йори. так где сейчас Клинки Поражения? Жнец, я тебя достаточно не люблю, чтобы уточнить, кому клинки были предназначены изначально. или ты сам не знаешь?
- скажем, что мне не следует проявлять интерес к этой теме.
- скажем, что это больше не имеет значения.
- даже так? ты уверен?
- Нэйран взял фамилию наставника в качестве паспортной. кого еще мог учить и воспитывать Кураюки Саэмон? а сам он был, скорее всего, последним в роду. если нет других ветвей, о которых Кураюки не знают. верно?
- я не хочу знать и думать об этом. это не в моем ведении и не в моей власти.
- но их будут искать?
- один у меня, где второй, не могу ответить. да, их будут искать.
- стелай мне одолж-шение. пусть их будут сразу искать вокруг тебя. а не вокруг других завязок Черного. я не могу гарантировать своей женщине даже года... а мне не хотелось бы, чтобы ее беспокоили. только и всего.

только и всего. большая любовь. ради которой мир был вывернут, а может быть еще и выпотрошен.
- хорошо. все, что могу. так, возможно, будет проще для всех... если ты пообещаешь мне никуда не лезь.
- обещаю тебе, Хияма Гинтю, что не полезу никуда ни по работе, ни из личных соображений. если это не коснется моей семьи.
- договорились. ты действительно виделся с Йори Кураюки?
- зач-чем? есть же телефон. а знаешь, - Ангел вздохнул и вспомнил наконец о пиве, - мне откровенно жаль, что такая красивая история закончилась. должны же оставаться в мире тайны...
- и люди, которые их хранят. и другие люди, у которых хватает мозгов не беспокоить попусту хранителей тайн. и знающие правила игры профессионалы. и уйма других вещей обеспечивает тайне сохранность...
- ты жалуешься? - ухмыльнулся Ангел.
yukiro: (Default)
...- Ну вот на хера ты дал мне ключи? Чтобы напомнить, что мне некуда деваться? а если? я ведь рассеянный, а? подумаешь, полтора грамма... может, я их там забыл?.. Или просто придут? А? - Ники блеснул улыбкой. впрочем, "блеснул" - не то слово. резцов у него не было.
- может... - только что Великий Маг был у плиты, и вот уже - и когда успел? - рядом, и глаза у него жуткие. Ники знал, Великий не торчит, не может, но зрачки у него иногда становились на всю радужку сами собой. - а может, что-то случится... с Коневым... или с Юлей Голых? Или с младшим Клочковым.
- не-сме-шно! - говорит Ники очень медленно, хотя бьет очень быстро. бьет быстро, жестоко, но - без толку, и сам же летит в стену, но в последний момент Великий прихватывает его за локоть.
- тебе не важны ни жизнь, ни честь. но те, за кого ты платил, тебе небезразличны. я еще про Настю (?) не вспомнил.
Ники посмотрел на Великого очень прозрачными глазами. вырвал локоть из захвата и сел за стол. поджал к ушам колени и свернулся.
кажется, он плакал.
- кажется, я перестарался. прости мне. я просто хотел сказать, что не стоит... играть со мной в эти игры.
- какие ж мы суки оба! - выдавил Ники, судорожно дернув плечами. и все-таки заржал.








yukiro: (Default)
(чуть ли не первая самостоятельная работа молодого журналиста. черновик)
Интервью с Алисой (Элис) Хоннат

«Если ты думаешь, делать что-либо или не делать,
То, как правило, лучше не делать.
Кэнко-Хоси, «Записки от скуки»


Социальная педагогика – одна из самых подлых дисциплин, если оценивать ее по законам этики и извне профессии. Практика социальной педагогики тесно переплетена с институтом исполнительной, а порой и законодательной, власти, со школьной практикой в целом, с социальными службами, дополнительным внешкольным образованием, с медицинскими и правоохранными учреждениями на местах. Также социальная педагогика уникальна своей неочевидностью. «То есть как?» - спросите вы. А вот как: объект есть, результат – есть, а процесс и приложенные к объекту действия неочевидны. Их могло и вовсе не быть; они могли быть, но не принести результата. Оценка деятельности социальных педагогов – одна из самых сложных задач в советском минобразе. Кроме того, социальный педагог в любой момент может превратить личное действие в профессиональное, обратное тоже верно.
Отчеты в области социальной педагогики пишутся довольно оригинальным образом – либо отталкиваясь от учебного плана, либо, наоборот, от конечного результата. И еще. Специальность «социальный педагог» существует в Союзе довольно давно. Теперь уже открылись университетские кафедры социальной педагогики, но в те времена социальных педагогов не выпускало ни одно высшее учебное заведение. Картина ясна? Работа есть, профессия – есть, но кто будет работать? Сначала в социальные педагоги набирали предметных педагогов, но выяснилось, что самые важные группы просто не идут с ними на контакт. Брали психологов, но у них не было соответствующих профессиональных навыков.
Социальные педагоги отличаются уникальной профессиональной деформацией личности. С одной стороны, они обязаны устранить девиации у подопечных, а с другой – без девиаций в собственном поведении они просто не сумеют установить с подростками контакт и вряд ли смогут верно подобрать методики.
Ленинградская школа экологии, целительства и экстрасенсорики «Фиона», в последнее время признанная официально, была основана и поддерживалась социальными педагогами. Именно поэтому ей удалось без особых потерь миновать восьмидесятые. Не то чтобы нельзя было подобраться, но получалось с официальной точки зрения некрасиво. Во-первых, Фиона действительно уводила подростков с улиц и возвращала в дома и школы. Во-вторых, как это ни странно, педагоги Фионы получали в муниципалитете не самую маленькую зарплату. Могу напомнить, что в восьмидесятые Ленинград представлял собой зону экстремального социального эксперимента.
Любой родитель, если ему в качестве увлечений ребенка предложить на выбор мотоспорт и экологический туризм, выберет второе. Кроме того, Фиона быстро научилась не называть кошку кошкой, даже наступив на нее в темноте. Ролевые игры записывались в учебном плане как психотренинг, или игровой тренинг с элементами туристической подготовки на природе. Один из Бельтайнов, например, именовался этнографической реконструкцией культурных особенностей охотничьих племен (ханты, манси).
Теперь попробуйте подсчитать, сколько народу состояло в Фионе постоянно. Я скажу. Около трех сотен. Появляющихся нерегулярно – не меньше. Фиона вырастила не одно поколение неформалов и дала прикрытие многим ключевым фигурам субкультуры. Фиона была и есть вещь в себе, при ее внешней открытости.
Я приемлемо говорю? Прошу прощения за наукообразность, мне давно не случалось говорить по-русски в неофициальной обстановке.
Среди моих знакомых девиантный подросток был один. Разумеется, различные акцентуации наблюдались и у меня, и у других моих приятелей, но, во-первых, их было мало, а во-вторых, по большей части мой круг общения состоял из взрослых. Я была папина дочка.
Да-да, он самый. Он ведь так и остался вызовом обществу. А по тем временам он меня шокировал, и его образ жизни – тоже. Мы, байкерские дети, находились в тени за спинами сильных и взрослых родителей, мы прекрасно знали, что мы сами еще не взрослые. У нас было надежное прикрытие. А Ники как раз был взрослым. Вернее, вынужненно взрослым. На подростковое мероприятие он бы не поехал.
От постоянной защищенности я выбрала область деятельности, никак с байкерами не пересекающуюся, и увлеклась ролевыми играми. Мне не хватало точки приложения себя и очень хотелось от самой себя отдохнуть. Разумеется, я просчиталась и влипла в подковерные войны за авторитет и положение в тусовке. Но история не об этом. Подождите, чтобы не сбиваться, если у вас будут вопросы касательно деятельности Фионы, то давайте их тогда отдельно, или, возможно, я сведу вас с кем-нибудь из инструкторов. Да, конечно, кое-кто присутствует на фестивале. Было бы удивительно, если бы было не так.
Намечалась довольно серьезная игра по Ирландии на три сотни человек. По сути, можно было сказать, что игру ставит Фиона. А ехать в такую Ирландию – это круто! Тем более, что игра идет каждый год, взаимодействия и приемы моделирования отработаны. Вот я возвращаюсь от репетитора, начинаю паковать рюкзак, и тут звонит межгород. Ну, вы помните, тогда не было телефонии, и междугородний звонок отличался по звуку. Телефон то ли сдавленным, то ли задыхающимся голосом капитана моей команды говорит, что пропала не много не мало – королева Медб. То есть не то чтобы совсем пропала, но игрока на эту роль не будет. И это… э… гнездец. Полный.
Я закономерно интересуюсь, при чем тут я, рядовой игрок, и какая из меня ко всем богам Медб, на что слышу классическое «придумай что-нибудь». Я вообще очень часто слышала по тем временам фразу «придумай что-нибудь», иногда с дополнениями – «ты умная и дофига народу знаешь». Но идей не возникло никаких, разве что Сережкину маму попросить… но она слишком старая.
Сутки я ломала голову и сидела на телефоне. Безрезультатно.
А на исходе суток явился Ники по пути откуда-то в никуда. Метафора. Да спросите у него самого, он наверняка помнит. А вообще он всегда заходил, когда проезжал мимо.
Сначала я сочла, что рехнулась. Потом – что это гениальное безумие и вполне в стиле тех времен. Я оставила Ники ждать Ангела и рванула по городу – собирать снарягу и прикид, то есть игровой костюм. Притащилась почти ночью, с удивлением узнала, что Ники практически не в состоянии унести собственный рюкзак, и Сережка… Это Сережка Зверев из «Пилота», о нем вы тоже знаете. Друзья детства.
Выходили мы впритык к началу игры. К открытию опаздывали. Что Ники не начитан и вряд ли даже представление имеет о том, во что мы играем, мне пришло в голову только в электричке. И всю дорогу, два с половиной часа, я, как могла, излагала ему мифологию, содержание «Похищения быка» и некоторые особенности его роли…
От электрички до мастерятника почти бежали. Меня перехватили, спросили, кто со мной, и скоро набежала толпа мастеров и игротехников, поволокла Ники в сторону. Тут он понял, какую подлянку я ему кинула, и страшно развеселился. А парад, кстати, из-за Медб задерживали. Кто-то тянул руны и узнал, что игрок все-таки будет.
Когда увидела – даже не узнала. Точнее, мне не удалось усомнится в том, что я вижу именно королеву Медб. Суку, стерву и красавицу. При том, что я знала, кто игрок, ага? А из-за аврала получилось так, что практически никто из рядовых игроков не знал. По роли нам с Ники общаться не пришлось, Медб я видела по большей части издалека, и продолжения у этой истории не оказалось бы, не случись нам встретиться в ноябре того же года в Казани. Естественно, я потащила его на конвент.
Представьте. Объявляют приз за лучшую женскую роль года и на сцену выходит парень. Ни на какую королеву в принципе не похожий. Так потом его пригласили играть какую-то колдунью а «Ведьмаке». Ох. К чему это я?
Алиса Хоннат стоит под окнами отцовской коммуналки и с тоской смотрит вверх. Света в комнате нет. Комната принадлежит госпоже Хоннат, но госпожа Хоннат не намерена в ближайшее время возвращаться в СССР, а когда приезжает, ночует, как правило, в гостях у друзей. Приезжает она часто – на конференции и научные семинары, на ролевые игры и фестивали.
Алиса утверждает, что она антисоветчик. Это, скажем так, не совсем верно. Ей уже приписывается огромный вклад в нынешние финско-советские отношения и ведущая роль в прекращении скандально известной «войны деревьев».
Она отчаянно тоскует по отцу, умершему много лет назад, и, возможно, именно поэтому не желает возвращаться в Ленинград. Может быть, она тоскует еще и по прошлому, в котором был привкус новизны, запрета и тайны.»
Булдашева И., «Московский комсомолец», 15.09.1997

на всякий случай. это НЕ реальная статья. это черновики апокрифов к "Legend"
yukiro: (Default)
***
Потом.
Потом я буду знать, как это. Как болезненно сживаешься всей незагрубевшей кожей души к первой тусовке, неважно, хорошая она или плохая. Как рвешься по живому, когда приходит время уходить. Как черствеют и усыхают те, кто этого не сделал. Как взлетают и рушатся к низу сиюминутные лидеры, калифы на час, кумиры мгновений. Как становятся балластом почившие на лаврах, как без злого умысла подставляют первые друзья и как неожиданно подставляют плечо чужие люди.Read more... )
с благодарностью Мириме, автору "Повести о каменном хлебе"
http://eressea.hmurr.ru/library/library/stonbrea.shtml
yukiro: (Default)
Мы это потом узнаем.
И что ее зовут Тэш или Дэш Люберецкая, и что она с 85го на Поклонной и с 87 мотокентавр, что ее опасаются и Баст, и леди Ди, что она не любит людей, что скора и на добро и на зло, что она, наперекор тусовочной моде, никогда не говорит о себе в мужском роде. Мы при желании выясним, сколько она берет на рывке, а сколько на жиме, и что всю жизнь она мечтала стать физиком, но не хватило мозгов, и что у нее золотые руки. Мы легко сможем оказаться в курсе того, где и почем она работает, с кем и по сколько пьет, где она засветилась по случайности и кого прилюдно послала в пеший эротический маршрут. Нам расскажут. Стоит только захотеть.

Read more... )

с благодарностью Мириме, автору "Повести о каменном хлебе"
http://eressea.hmurr.ru/library/library/stonbrea.shtml

ой))))

Jan. 15th, 2008 09:01 pm
yukiro: (Default)
http://eiri.livejournal.com/416105.html?nc=28&style=mine
Я читал книгу и краем глаза поглядывал на то, как Черный охотится на малиновку. За птицу я не волновался, она уже не раз дурила кота и не было причин, по которым бы ей не удалось сделать это снова. Меня беспокоило, как бы Черный в азарте не убился, как в прошлый раз, когда он со всего размаху вломился в куст и здорово оцарапался. Я уже совсем было собрался встать и объявить охотничий сезон закрытым, но тут он наконец решился, подобрался, поелозил хвостом и прыгнул. В тот же момент малиновка взлетела на нижнюю ветку и ехидно уставилась оттуда на кота одним глазом. Черный выругался. От досады у него задрожала челюсь, но на дерево он, наученный горьким опытом, лезть не стал, а уселся на хвост и стал пристально смотреть на птицу в надежде довести ее до испуганного обморока. Я усмехнулся и вернулся к книге. Через пару минут меня потрогали лапой.
- Что, - поинтересовался я не отрываясь от злоключений Водички, - Интересуешься, отчего кошки не летают как птицы?
Черный подтвердил, что подобные сожаления ему не чужды.
- Закон жизни, - объяснил я охотно, - И тайна веков.
Черный коротко обрисовал свое отношение к тайнам веков и потрогал меня лапой требовательнее. Он, очевидно, считал, что я лично виновен в дерзком поведении малиновки и его невозможности до нее добраться и потому немедленно должен отложить книгу и что-нибудь по этому поводу предпринять. Например обеспечить его крыльями.
- Извини, - я опустил руку и почесал Черного за ухом, - Но крылья тебе не положены. Крылатые у нас только птицы. Ну и ангелы.
Черный вежливо увернулся от руки, отошел от кресла на полтора шага, лег и глубоко задумался.

Следующие две недели Черный вел себя странно. Он не играл в крикет кормом, не устраивал скоростного покорения высокогорных штор, перестал петь мне на ночь панковские колыбельные и даже когда я забыл на столе кусок мяса, не стал его утаскивать в воспитательных целях. Вместо этого он забирался ко мне на колени когда я устраивался читать, мурлыкал вечерами и даже пару раз поиграл давным-давно купленными мной плюшевыми мышами. Увидев это я всерьез обеспокоился, Черный никогда не снисходил до того, чтобы обращать внимания на игрушки, которые я ему приносил (игрушки, которые я приносил себе совсем другое дело), так что я решил, что что-то и в самом деле неладно и выкроил время, чтобы свозить кота к доктору. Черный стоически перенес перевозку и осмотр, чем еще более укрепил меня в подозрениях, но доктор, добродушный толстяк, заверил, что с ним все в полном порядке.
- Очень славный котик, - заявил он.
Славный котик в этот момент сидел на столе и щурился на меня довольными зелеными глазами. Я решил, что ему просто пришла блажь меня слегка позапугивать и выбросил это дело из головы.

На повороте оказалось, что я забыл дома сотовый, так что я развернулся и прибавив газу погнал обратно, время, в принципе, еще было. Я не снимая ботинок заскочил в комнату, схватил трубу и замер -- что-то было не так. Я медленно обвел взглядом обстановку: стол, кресло, штора, ангел, дверь на балкон, вторая штора... Что?!
- Ой, - смущенно сказал ангел.
- Говорю сразу, - мрачно заявил я, - Что не поеду.
- Куда? - удивился ангел.
- Никуда. Я читал соотвествующую литературу, ваш босс скверный туристический агент, еще более скверный, чем менеджер по персоналу. Если он думает, что может уговорить меня донести благую весть куда-нибудь дальше соседнего яхт-клуба, то сильно ошибается.
- У меня, - смешался ангел, - Нет никакой благой вести.
- И имя я менять тоже не буду, - непреклонно продолжил я, - Он хотя бы понимает, сколько мне предстоит звонков и возни с бумагами, ради его эксцентричной любви к сдвоенным согласным?
- Да я вообще не за этим, - запротестовал ангел, - И даже не к вам.
- Не ко мне? - подозрительно спросил я, - А к кому?
- К нему, - ангел показал пальцем на Черного, который в этот момент бесшумно показался из спальни и уселся между нами.
- У вас дело к моему коту?!
- Да, представьте себе. Мы там наверху посовещались и решили, что Черный очень славный котик, практически святой и потому ему требуются соотвествующие регалии. Так что я здесь с подарком.
Он достал сверток, подманил к себе Черного и стал совершать сложные манипуляции. Я пригляделся.
- Вы, - веско заявил я, разобрав наконец, что он делает, - Там наверху серьезно ошиблись.
- Мы, - не менее веско возразил ангел, - Никогда не ошибаемся, потому как у нас есть Знание.
- А у меня есть опыт, - вздохнул я, глядя на кота, - И он, в данном случае, рвет ваше знание на британский крест.
Ангел фыркнул и отошел полюбоваться на дело рук своих. Черный сиял как медный таз. Славный котик был очень, очень доволен.

Я читал книгу и краем глаза смотрел, как Черный охотится на малиновку. Он подкрадывался к ней ближе, еще ближе, еще... Птица вспорхнула на нижнюю ветку и уставилась оттуда на кота веселым глазом. Черный довольно мявкнул, расправил крылья и взлетел за ней.
yukiro: (Default)
(потырил у чудесного Тихого Травника в дайре)
который день прусь. или второй.
я знаю, это знамение!

нельзя считать все убийства одинаковыми и одинаково достойными осуждения.
то же самое можно сказать и об убийцах.
некоторые живут, убивая. они просто этим живут. как другие, создавая музыку или подметая улицы, рожая детей или дробя горные породы.
Убийца с принципами называется палачом.
Убийца, который живёт убийством, - художник.
Ганнибал Лектер - эстет.
Убийца, возводящий убийство в культ - жрец.
Убивший случайно - неудачник. Таких и надо сажать.
Убивший при самозащите - герой.
Убивший в ярости - невоздержан. Таких тоже надо сажать.
Убивший ради чего-то (кошелька, дорогого телефона или ради потрахаццо) - неуверенный в себе тип, который не считает себя способным получить это без убийства. Таких следует убивать.
Вот и всё.
Просто ведь.
yukiro: (Default)
народы! нужна совершенно не творческая помощь. кажется мне, что в порыве вдохновения я метки ставлю отнюдь не всегда. мне нужно, чтобы кто-то не заломался перекопать оба моих блога (и этот, и дайрь) на предмет эпизодов из мира Ледженда. есть подозрение, что там гораздо больше, чем я думаю...
задачка нескучная, кажется. у мну времени не хватает либо терпения. буду очень благодарен, правда-правда
yukiro: (Default)
народ! фигня такая - я перерыл черновики и обнаружил энное количество апокрифов к Ледженду. с одной стороны, это явное увеличение сущностей без нужды, с другой - проясняет некоторые события, упомянутые в повести. а с третьей - это истории про других людей, очень интересных и не самых простых. две из них могут быть самостоятельными повестями, остальное - рассказики. что мне с этим делать? забить?
yukiro: (Default)
наплевать на все и найти еще одного автора с текстом аналогичного объема, по возможности контрастным. далее издавать книжку из двух повестей.
yukiro: (Default)
перерыл архив. нашел четыре файла к моему проклятью. один повесил на СИ, остальные подождут. а теперь вопросы все про то же мое проклятье.

раз. имеет место (смотреть на СИ) откровенно неудачный текст, который можно и нужно переписать (и можно переписать под Ледженд) - то есть мир будет тот же, а персонажи как получится. это "Остающимся".
два. имеет место быть текст, проливающий свет на Фиону как таковую и прочую питерскую эзотерическую традицию. и не то чтобы он кривой... и не то чтобы я хотел назвать Травку пидарасом...
три. имеет место быть совершенно загадочное лишнее послесловие.


и вот. так сказать, зарисовки.
http://zhurnal.lib.ru/editors/k/kulakow_j/wind.shtml
yukiro: (Default)
- И пристрелят, и что?! - ощетинился Гиз, выходя с сопляком на один уровень.
Юрка потряс головой. Это выглядело неожиданно по-детски.
- Да чтоб тебе! Я уже забыл, как люди умеют! - он засмеялся.
- Люди? - недоверчиво переспросил Гиз, - а ты тогда кто?
- И - не спрашивай - меня - о судьбах мира. Ты человек - но на твоей - жизни - и - смерти - мир еще раз повернется.
Диалог завис. Кажется, Михаил Изотов обрел незванное пророчество. Кажется, Юрка Великий Маг пребывал в трансе. Может быть, о чем-то не стоило спрашивать? Гиз давно не разговаривал с сумасшедшими. Юрка вернулся в себя, передернулся - и, как ни в чем не бывало, продолжил отвечать.
- Некоторые мутанты. Другие - Тарк, кажется, говорил - пришедшие. Сам не знаю. Но подумай, со сломанной спиной можно жить. А вот ходить, бегать, драться и на байке гонять - вряд ли. Обычный, пусть даже очень крепкий, мужик "Урал" не поднимет. И так далее. А Ангел и Жнец - функционалы.
- А Великий Маг - великий маг.
Юрка фыркнул. Гиз сбился. Хаген утверждал, что Великий Маг - просветленный шизофреник.
- Спроси. Что там у тебя вертится?
- Он правда твой учитель? - Гиз бил по больному. И попал.
- Нет! - ощерился Маг, начав выглядеть наконец на свой возраст, и, вдобавок, небезопасно. - Мой учитель - крест на холме, под крестом - сам знаешь, была там урна или нет.А Нэйири так - родную душу нашел. И не забрал.
- Тогда поберегись, - сощурился Гиз.
- К демонам! Мне здесь лет пять осталось. Немного.
Изотов рассмеялся. пять лет. Немного? И услышал мстительное:
- Ты тоже его инструмент. Ты, я, Травка, Хаген. Разве что Жнеца он не переиграл, и то непонятно... Нэйири мир раскачивал, ему на людей плевать было. Он и любить-то не умел толком. Поищи дневник его, если хочешь. Хотя на фига тебе? Ты против конторы не выплывешь.
- Чхи. Что контора, что мафия международная - пусть другие в это играются. С меня хватит пока. Да и что до вас конторе?
- А вроде советский журналист... - Юрка посмотрел в небо.
- Фи. Четверка это несерьезно.
- Четверка это очень серьезно. Будет. Скоро. - Маг вздрогнул.
Со стороны леса донеслось что-то вроде пронзительного "а-и". Тут уж вздрогнул и Гиз. Маг усмехнулся.
- Во, бабушка говорит, Димка подъезжает.
Гиз кашлянул.
- да не, к Питеру. Завязывай с винтом, Гиз. А то не выйдет по-твоему. - Юрка встал.
- Тебя подбросить?
Великий Маг постучал пальцем по лбу. Заразительно рассмеялся.
...Он по-прежнему ездил, как летал. Легкий внедорожный мотоцикл обогнал "Ниву" еще на грунтовке.
yukiro: (Default)
И когда Гиз уже смирился с тем, что напрасно угрохал два часа личного времени, что машина по уши в грязи и неизвестно, как она это пережила, потому что она "Нива", а не козел, ворота медленно и совершенно беззвучно открылись.
- На кухню иди, - прошамкала старая и не вполне беззубая карга. - Ждет он тебя. Развезло дорогу?
- Развезло, - печально согласился Гиз и пошел загонять "Ниву" во двор. Надо сказать, навес был вполне кондовый, да и площадка под ним - бетонированная. Легковушек тут поместилось бы две, а то и больше. Закрывая за собой ворота, спину загадочной бабки Изотов видел уже на краю леса.
Юрка Великий Маг и в самом деле ждал на кухне. Две чашки чая с травяным сбором, варенье, мед, какие-то совершенно прозрачные маленькие яблочки в деревянной плошке. Травы висели по всем углам. Юрка смотрел вдоль Гиза. Или мимо. Воняло не только травами, но и чертовщиной.
- Гиз, - сказал этот странный парень, глянув насквозь, - выключи диктофон. Оба. Все равно только помехи запишешь.
У Мага были широко поставленные глаза очень светлого зеленого цвета. И очень знакомо сдержанные движения. Почему его называли Великим Магом - Гизу никто не сказал. Явно не мания величия, да и полностью это имя никто не произносил. Кажется, именно из-за Юрки Травку выперли из "Ангелов Ада". И зачем Гиз тащился 60 километров за город и десять, как бы не больше, из них, по разбитой грунтовке? И как сюда добираются без машин?
- Ладно. Допустим, я видел спину крупной рыбы. Или кита. Или спрута. Какой-то твари, что показала ровно спину и ушла обратно на глубину. Я даже не понял, какого размера эта тварь и куда она ушла. А мне хочется знать. В агентурные игры пусть всякие там Жнецы играют...
Юрка чуть улыбнулся.
- Говорят, ты был знаком со Златкой.
- Был. Я и на похоронах был.
- Баш на баш. Я очнулся когда-то под крестом на холме. - Юрка продолжал смотреть сквозь. Гиз понял, из-за чего неуютно. Обычно так смотрят слепые.
- Хорошо. Только знаю я мало. Ну, была. Ну, цветы растила, птиц заклинала. Биологию преподавала в школе. А за что ее убили - не знаю толком, только убили жутко. Бросили в бункер умирать, чтобы дозваться не смогла.
Маг покивал.
- Что общего между Златкой и Черным?
- Не больше, чем между Блэком и Жнецом.
Гиз ощутил биение в висках.
- Да не в том смысле! Блэк вполне человек.
- Ты догадался.
- Ну, ты сам сказал в начале. Не по линии ГБ и не по японской. И не о многом можно меня спросить. Выкосило их в одну волну. Будет и вторая. Меня смоет. Да и не только. А что будет потом - не вижу уже.
- Много вас... таких?
- Думаешь, я всех знаю?
- Больше, чем я.
- Не-а. Ты знаешь больше народу, ты просто не отличаешь.
- Я тоже про то.
- Объясни, зачем.
- Получилось так. Я на вас напоролся... касательно гибели Тарка. И контору я знаю неплохо, а в чудеса верю мало не на пользу пойдет.
- Мертвец... вся наша команда. Ангел Ночи. (на Ангеле Гиз чуть не поперхнулся). Хияма оба и Жнец и Осень. Они, телохранительница Жнеца. Больше половины "Заповедника". Брауни. Там еще двое девчонок в его группе. Возле тебя какая-то женщина. Конев. Свен. Хаген. Мужик по имени Ветер, где-то в трассах. А в Москве я не знаю никого, но там, наверное, тоже народу много. Увидеть могу, а толку.
- И было больше?!
- Больше, и некоторые сильнее. Тот же Сашка. Я вообще одно время думал - Жнец все затеял.
- Ну знаешь!
- Он сила, функция. Только не пиши об этом. Не пиши вообще ничего. Найдут.
- Маг. Товарищу Андропову недолго осталось. Я всяко переживу.
- Гиз. Не рвись в свидетели эпохи.
Юрка перестал смотреть сквозь собеседника и глянул внутрь. Это было - омерзительно. Щенок, придурок...
- Да пошел ты! - взорвался Гиз. - Знать я не хочу ни о каких явлениях! Что решу - так и будет! Свидетельство мое его не устраивает! Черного устроило...
- Ох ты ж! - Маг подавился каким-то словом в ответ на эту вспышку. - Извини, пожалуйста. А ты уверен?
- Послушай, малыш. Мне почти 40. За то, что я делаю, меня по-всякому склоняли. Но пока я лучший журналист в нашем чудесном Совке. И буду.
- Пока не пристрелят, - легко согласился Маг.
(продолжение тоже следует)
yukiro: (Default)
Пока Затворник приходил в себя, Гуревич встал, зачем-то запер кабинет, открыл сейф. Хи поперхнулся. Это было пошло, банально и из анекдота. Или им и в самом деле так удобно? В сейфе имелись - коньяк Ани, три стопки и лимон.
- Хватит уже, - выставляя бутылку на стол, сказал кгбшник. - Вы поймите. Мы с вами, пусть и с разных сторон, делаем общее дело. И недаром почти все ваши мальчишки - спасатели. Не суть важно, что об этом деле у нас диаметрально противоположные представления. Функции разные - вот представления и расходятся.
Вот о том, что Хи совсем недавно расшился, эта сволочь знала точно. Как и о том, что отказаться от Ани он не в силах. Розлито было аккуратно, придирчиво и по донышкам. Не чокались. Но это самое шаблонно-идейное "общее дело" что-то зацепило в Х. Выпили, не сказав ни слова, пристукнули стопариками о стол. И с этого момента стали на ты.
Коньяк легонько ударил Затворника по затылку. В ушах зашумело. Пронеслись мимо бытовые подробности - обмолвки о женах, детях (оба уже были безуспешно женаты, Затворник успешно развелся, а Гуревич безуспешно ему завидовал - в его положении разводиться не полагалось).
В общем, разговор вернулся на интересующую обоих тему, но немного позже и с очень неожиданной точки зрения...
(а продолжение все следует)
yukiro: (Default)
На этот раз не Затворника приглашали на беседу. Он позвонил сам - и сам назначил время. Место, естественно, не менялось.
Их разделял стол. Еще их разделяли годы и ненависть. Последнего своего куратора Хи едва переносил на дух именно потому, что двадцать (а не больше ли?) лет назад они учились в одном ВУЗе. Но пока один писал неуклюжие песни и спускался в пещеры, второй занимался делами организации, для начала - комсомольской.
Гуревич Лев Игоревич демонстративно стукнул пепельницей о стол. Это следовало понимать как приглашение к "беседе без галстуков". Затворник так же демонстративно вынул из сумки самошивный кисет и трубку. Затянулись оба одновременно. Хи нервничал. Но нервничал и его собеседник.
Гуревич докурил первым.
- Вы ведь спрашивать пришли... А не я этим занимался. Не мое это дело.
Хи надоело думать о первой фразе. В конце концов, в данном конкретном помещении все и так все понимают.
- Эти шестеро. Они были лучшими... кого я учил.
Гуревич сочувственно покачал головой.
- Как же так получилось-то... - с недоумением в голосе продолжил Затворник. Когда он шел сюда - он собирался обвинять. Но как-то так выходило, что обвинить не удавалось. Из шестерых осталось в живых двое.
- Ну вот не надо. И не лучшими, и не единственными. Вы отличный педагог, Сергей, вы хороший турист и спелеолог. Но эта шестерка. Нет, подождите. Это не ваша заслуга. Ваша заслуга, возможно, в том, что Громовы поступили на подготовительные курсы физфака. В двадцать-то семь?
- Оба?
- Олег и Наталья. Может быть, хотя я и не уверен, ваша заслуга в том, что МИД временами обращается к Константину Зарайскому за консультациями или как к переводчику.
- Четверо мертвы, Лева. А им бы жить...
- Трое. И двое из них погибли, спасая людей.
- То есть?! - Затворник едва не поперхнулся дымом.
- Иванов Александр жив. Я так понимаю, он принял буддизм и послушник где-то на территории Китая в монастыре. Если очень надо - могу уточнить, в каком.
Затворник провел рукой по лбу. Вот за такие шуточки можно и пороть. Шурик в буддийском монастыре - это же надо придумать!
(будет продолжение, просто я спать пошел)
yukiro: (Default)
надо же, как я носился с этой вещью. компоновку сделал веником убиться. а на поверку слабо. это - "Остающимся". главное, можно включить в "Ледженд" - если переделать. и Хари исправить на Лит.

ыыыы.... извини, Сережка. слабовато вышло.

October 2015

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 01:55 am
Powered by Dreamwidth Studios